Главная » Статьи » Педагогика. Психология

Идеи А.Адлера в эпоху пандемии: Социальный интерес. Чувство принадлежности. Социальное равенство.

Адлеровские идеи в эпоху пандемии:

Социальный интерес. Чувство принадлежности. Социальное равенство.


д-р Ева Дрейкурс-Фергюсон

доклад на Международной Адлеровской Летней школе ICASSI-2020.

(перевод с Английского)


Здравствуйте! Я приветствую вас на нашей виртуальной сессии Международной адлеровской летней школы ICASSI-2020.

Я рада быть со всеми вами, и это прекрасная возможность снова быть вместе. Хотя это и очень необычная встреча, где я не могу видеть и слышать вас всех, но я знаю, что вы можете видеть и слышать меня. И я очень рада этому!

Я счастлива, что вы сможете посетить наши виртуальные лекции и сегодня, и в ближайшие дни. Я надеюсь, что они вам понравятся в этом очень особенном виртуальном ICASSI. Я верю, что вы много узнаете и многому научитесь, и что получите удовольствие от новых знаний и впечатлений. А те, кому предстоит познакомиться с идеями Адлера впервые, откроют для себя их значение и смысл для каждой жизненной ситуации.

Тема моей пленарной лекции - Социальный интерес, Чувство принадлежности, Социальное равенство. Я буду говорить о том, что адлерианские концепции хорошо применимы и практичны во все времена, для всех возрастов, во всех условиях жизни и особенно сейчас, в условиях пандемии. Я постараюсь объяснить почему, когда мы находимся в кризисе или сталкиваемся с чрезмерными проблемами, эти концепции и методы особенно полезны.

Причина заключается в том, что эти концепции и методы придают нам устойчивость и мужество. Это именно то, что нам нужно, чтобы лучше справляться с проблемами, с которыми мы сталкиваемся в ежедневной жизни.

Большинство из нас привыкли к определенному образу жизни, и когда происходят изменения, то они требуют новых способов их преодоления, а старые могут быть не очень эффективны.

Нынешний кризис негативно отразился на всех нас, и уже осложнил нам жизнь. Сегодня люди во всем мире сталкиваются с биологической эпидемиологической проблемой пандемии. И оказалась, что биологические проблемы имеют и самые серьезные социальные последствия. Невозможность видеть друг друга, прикасаться друг к другу является для нас всех огромным социальным стрессом, и мы начинаем это понимать.

Идеи Адлера о том, что люди являются социальными существами, и что мы нуждаемся друг в друге, чтобы быть сильными эмоционально и ментально - это то, что психологи начинают понимать сейчас так, как они никогда не понимали раньше.

Для адлерианцев это было очевидно и раньше потому, что мы давно знаем, что люди являются в основном социальными существами, это результат эволюции и часть нашей биологии. Эти положения Адлер сформулировал много раньше, чем это поняли многие другие авторы социальных и психиатрических исследований.

Адлер утверждал, что с эволюционной точки зрения люди выживали в течение тысячелетий именно благодаря тому, что они являются социальными существами благодаря групповой силе. Именно в группах люди не только выживают, но и процветают, что имеет важное значение для их выживания. Этим объясняется необходимость группового взаимодействия, её логической целесообразностью. Группа усиливает как групповые, так и индивидуальные стороны личности, и одновременно сама усиливается этими сильными сторонами своих членов.

Таким образом, тот факт, что люди являются общественно-социальными существами, является частью нашей биологии и результатом эволюции. Адлер понял это, как теперь это понимают и другие психологи. Группы, члены которых заботятся и поддерживают друг друга, всегда помогали людям преодолевать многие испытания, социальные невзгоды и физические травмы. Только сообща человечество, а не отдельный конкретный человек, было способно адаптироваться к условиям климата, его требованиям, чтобы выжить потому, что близкие группы людей помогали и поддерживали друг друга. Этот факт является фундаментальным условием выживания человечества.

В группах люди сотрудничали в своих навыках и способностях, чтобы обеспечить достаточное пропитание и кров для своих групп. И они предоставляли друг другу достаточную когнитивную стимуляцию, чтобы члены групп могли оптимально функционировать и развиваться.

Человеческий вид во все времена обладал определенными характеристиками и навыками такими как: воспитание и защита своих детей и объединение необходимых усилий для взаимной безопасности и поддержки. Группы также заботились и для защиты своей целостности. Эти действия требуют тесного человеческого контакта. Мы выжили как человеческий вид, как человечество, живя в группах, сближаясь, взаимодействуя и сотрудничая в своих способностях. И мы знаем, что и многие животные делают также потому, что они социальные.

Сегодня мы видим, что пандемия требует, чтобы люди держались на расстоянии друг от друга с целью биологической безопасности, т. е. пандемия требует от людей делать то, что, по своей природе, противоречит их естественному, эволюционному, социальному выживанию, противоречит другим эволюционным процессам, требующим, чтобы люди были не порознь, а вместе. Близость семьи, которая является необходимой частью человеческого существования, - вот что находится сегодня под угрозой, и это очень усложняет задачу, потому что дети не могут видеть своих родителей, а родители не могут видеть своих детей и обнять своих внуков. Это противоречит задачам биологического выживания и эволюции. Человеческие группы нуждаются в общении своих членов, которым необходимо встречаться, быть вместе, иметь тесный человеческий контакт.

Адлер считал социальный и эмоциональный стресс частью человеческого опыта, и он писал об этой эволюционной и социальной закономерности, как биологической необходимости того, чтобы люди не только выживали, но и процветали.

Когда он наблюдал за группами людей в состоянии сплоченности и разобщенности друг от друга, то он обнаружил, что люди процветали только когда были сплочены, когда были вместе. Пандемия же требует от нас изолированности друг от друга, что идет в разрез с нашими внутренними потребностями.

Таким образом Адлер обнаружил внутреннюю потребность людей в принадлежности к человеческой группе и содействию в ее благополучии. Конечно, он не рассматривал это с точки зрения пандемии, а наблюдал в естественной жизни. Он утверждал, что для процветания люди должны быть связаны друг с другом и поддерживать друг друга, чтобы творить сверх возможностей одного, отдельного человека. Человеческая группа более сильна, чем любой отдельный человек. Его выводы о взаимодействии и сотрудничестве были сделаны из наблюдения за жизнью людей в маленьких и больших группах, основанных на общих целях и общих ценностях.

Что делает пандемию фактором стресса для людей во всем мире? Так это то, что обычные интимные узы, которые требуются людям для эмоционального благополучия, разрушаются посредством социального дистанцирования, ограничивающего физическое прикосновение, физическую близость. Физическая связанность является частью социальной принадлежности. Все млекопитающие в раннем возрасте должны иметь физический контакт с другими особями для успешного развития. Мы можем это видеть и у слонов, и у обезьян, и у других социальных животных. Прикосновения и физическая близость являются основой для процесса взаимосвязи, укрепления и развития взаимодействия друг с другом.

Запрет детям играть со сверстниками в тесном физическом контакте, которое мы видим в условиях пандемии, противоречит их нормальному развитию. Социальное дистанцирование противоречит течению нашей эволюции, эти правила чужды нашим человеческим потребностям.

Пандемия принуждает нас к социальной жизни, чуждой нашим внутренним потребностям, и я собираюсь поговорить о том, как идеи Адлера могут помочь нам преодолеть этот вынужденный дефицит человеческих связей, который мы все испытываем.

Позвольте мне начать с той идеи, что чувство принадлежности является частью ответа на вопрос «Кто мы есть?», независимо от нашего возраста.

Каждый из нас испытывает потребность быть частью сообщества, и мы можем преодолеть наше чувство изоляции с помощью альтернативных методов, предполагающих речевое общение и визуализацию без физического контакта и прикосновений. Таким образом мы можем быть креативными в поиске возможных альтернатив.

Во-вторых, наш социальный интерес может быть реализован еще несколькими разными способами, которыми мы можем способствовать благополучию других. Например, те информационные технологии, которые позволяют нам провести эту виртуальную школу, были созданы в результате сотрудничества многих людей, а не одним человеком. Эти технологии возникли благодаря человеческому сотрудничеству, и теперь это инструмент можно использовать для большего сотрудничества людей, работающих вместе и помогающих друг другу.

Кроме того, сотрудничество доступно для нас, даже если у нас нет физического контакта, и мы можем способствовать благополучию других людей способами, о которых мы, возможно, раньше и не предполагали.

И, наконец, в третья концепция — концепция Социального равенства, которая играет решающую роль в психологии Адлера. Её смысл заключается в том, что каждый человек уже является равноправным членом общества с точки зрения своей ценности, как человека. Мы убеждены в нашей собственной ценности и в равенстве в этой ценности, когда принимаем идеи Адлера. Наше чувство социального равенства может быть реализовано, когда мы делимся тем, что есть у нас, с теми людьми, у кого чего-то нет, чего-то не хватает. Наблюдая за тем, что нужно другим людям и тем, что у нас есть в избытке, что мы можем дать, чем можем поделиться с другими.

Социальное равенство означает, что вы и я равны. А когда мы что-то переживаем вместе, то давайте выясним способы, которыми мы можем помочь друг другу и минимизировать страдание каждого из нас. Это соответствует идеям Адлера.

В целом, когда люди страдают, сталкиваясь с препятствиями и ограничениями, опора на адлеровские принципы и практики облегчает чувство изоляции, разочарования, эмоциональной боли. Возможно, некоторые из вас знают, что несколько месяцев назад я стала вдовой, и это крайняя изоляция, когда вы теряете супруга. Некоторые из вас помнят Билла Линдена, и помнят, что он был очень, очень сердечным человеком. Потеря партнера, потеря супруга - это своего рода изоляция, которую большинство из нас старается избежать любой ценой.

Концепция социального равенства будет поддерживать нас потому, что мы знаем, что и другие люди разделяют нашу боль, они понимают нас, и мы можем лучше понимать их. Совсем недавно умер один из моих коллег, который был очень хорошим психологом. Я собираюсь написать его вдове и сказать ей, что я знаю каково это - потерять партнера, чтобы она знала, что она не одна, и многие из нас делают то же самое.

Таким способом мы разделяем друг с другом тяжесть утраты, чтобы помочь людям почувствовать, что они не одиноки. Так мы можем внести свой вклад, поддержать и укрепить их чувство принадлежности, их мужество, силу и эмоциональное здоровье не только во время пандемии, но и в другое время, но сегодня это особенно важно.

Наше чувство собственной ценности, чувство принадлежности и равенства в человеческом обществе, стремление внести свой позитивный вклад в общество, помогают нам укрепить и свое мужество, и силу, чтобы справляться с трудностями всегда, а не только в условиях пандемии.

Часто люди задают вопрос, почему социальный интерес помогает нам справляться с препятствиями и проблемами? Я думаю, что социальный интерес - наш лучший помощник в преодолении моментов отчаяния и разочарований в жизни.

Одна из самых вредных вещей, которые мы можем сделать в воспитании детей - это жалеть ребенка. Это вредно потому, что при этом мы приучаем его жалеть себя и требовать жалости от других. Когда мы жалеем себя, то не активируем свои внутренние ресурсы. Вместо этого мы ищем внешние опоры и полагаемся на них. Но чтобы эффективно справляться ситуациями жизни, нам нужно развивать и активировать свои силы, а жалость к себе, как правило, лишает нас этих сил. Жалея себя, мы не доверяем себе и своим сильным качествам, а это именно то, что нам следует делать. Чтобы справляться с ситуациями, нам нужно полагаться на свои силы, а жалость к себе стремится лишить нас этого ресурса.

Когда же у нас есть социальный интерес, мы заботимся о других, а не о себе. Дрейкурс часто говорил, что мы должны проявлять сочувствие и эмпатию к другим людям, попавшим в беду, но не жалеть другого человека, чтобы он жалел себя. Нам нужно, чтобы другой человек поверил в себя, в свои силы.

Социальный интерес обращает нас вовне, к желанию помочь другим, а не страдать от нашей собственной боли. Наша собственная боль не исчезнет, не уменьшится, когда мы жалеем себя. Социальный интерес помогает нам не мучиться жалостью к себе потому, что когда мы хотим помочь другим, мы не сосредотачиваемся на себе.

Каждый из нас может вспомнить случаи, когда заботясь о благополучии другого человека, мы сосредотачивались на том, чтобы использовать свои силы, чтобы помочь этому человеку. Мы мобилизовали свои силы для помощи другому, и в этом мы становились сильнее.

Желание внести свой вклад в благополучие группы и забота о её потребностях в текущей ситуации, фокусирует наше внимание на преодолении этой ситуации и позволяет нам переключить внимание от собственной боли на внешние факторы, и использовать свои силы на помощь и поддержку других.

Большинство из нас, когда нам тяжело, не заботятся о ситуации. Мы бываем обеспокоены только нашей собственной болью и дискомфортом. Переключение внимания на ситуацию мобилизует наши сильные стороны, а чем мы сильнее, тем больший вклад мы можем внести в эмоциональные здоровье других. Большинство из нас не думает об этом.

Социальный интерес - это способ быть сильнее, иметь больше мужества, больше отваги. Эта позиция придаёт нам мужество действовать, помогать и не избегать жизненных ситуаций требующих действий. Концентрация на наших собственных ранах не укрепляет наши сильные качества и не дает нам понимания себя, понимания других и понимания жизни.

Социальный интерес помогает нам двигаться вперед, развиваться и быть полезными. Позволяет не избегать трудностей жизни с отчаянием или обидой, которые ослабляют нашу способность справляться с ситуацией, а преодолевать их.

Социальный интерес - наша лучшая защита от невзгод и помощь в решении проблем и трудностей жизни.

Социальный интерес помогает нам быть сильными, иметь мужество и отвагу.

Жалость к себе — альтернатива Социальному интересу, поскольку только отнимает силы в то время, когда нам нужны эти силы, чтобы функционировать наилучшим образом.

Это основные адлерианские принципы, которые мы должны помнить, когда нам нужно чувствовать себя сильными.

Другой вопрос, почему сосредоточение на нашей равноценности, как человека, помогает нам справляться с проблемами и препятствиями?

Обычно люди не думают об этом. Нам следует помнить, что мы все равны, как люди, и нам не следует ориентироваться на внешние атрибуты, если у меня больше денег, например, или мои дети выглядят лучше, чем у других людей. Если мы станем рассуждать таким образом, мы забудем о социальном равенстве, и о том, что мы равноценны.

Сейчас, особенно в Соединенных Штатах, нам следует помнить, что расизм и остракизм в отношении других групп минимизирует социальное равенство. Нам нужно помнить, что каждый из нас принадлежит человечеству так же, как и другие люди, и мы должны помогать друг другу. Мы должны также напоминать себе - не жалеть себя, относиться к себе с уважением и чувством собственного достоинства. Многие из нас этого не делают.

Когда мы забываем о социальном равенстве, мы злимся, обижаемся на себя и других людей, мы набрасываемся с гневом и намерением причинить боль другим. Нам следует напоминать себе о социальном равенстве, верить в наши собственные человеческие ценности, и верить в ценность всех других людей, которые помогают нам. Это помогает нам стать сильнее и мужественнее. Мы уверены в нашей человеческой ценности, и мы относимся к другим людям, которые помогают и поддерживают нас, как к равноценным людям.

Как я писала в одной из статей, наше мнение о том, что другие превосходят нас в своей ценности, а не равна ей - контрпродуктивна. Она противоречит нашей способности справляться с трудностями жизни и разрушает наши силы справляться с ними. Таким образом мы ослабляем, а не усиливаем человеческие связи именно тогда, когда их укрепление наиболее необходимо.

Мы должны чувствовать свою равноценность с другими, даже когда отсутствуют внешние признаки, на которые мы привыкли полагаться, чтобы почувствовать это равенство. Все эти атрибуты: лучше машина, привлекательный партнер, красивые и воспитанные дети — искусственны и не делают людей более ценными, чем другие. Нам нужно помнить, что каждый из нас делает все, что в наших силах, и мы все разделяем наши общие человеческие ценности, помогая друг другу и внося свой вклад в наше общество.

Есть внешние сигналы, которые мы используем чтобы быть узнаваемыми и более значимыми: обслуживание, угодливость, потакание и пр. Такие сигналы явно приятны, и когда это происходит, мы можем почувствовать себя равными и ценными, но это ложный критерий потому, что нам следует знать, что мы равны, даже без всех этих внешних знаков. Нам следует справляться с трудностями без этих сигналов, поскольку чувство равной ценности является основой наших внутренних убеждений, и это чувство никуда не исчезает, когда исчезают эти сигналы. Когда мы убеждены в нашей ценности, в том, что мы равноценны с другими людьми, то нам более не нужны внешние сигналы, чтобы убедиться в этом.

Концепция социального равенства, которую отстаивали Адлер и Дрейкурс, дает нам уверенность в чувстве принадлежности, чувстве сопричастности. У нас нет необходимости соответствовать каким-то условиям, чтобы быть сопричастными человечеству. Это не то, как мы хотим жить. Когда мы знаем, что принадлежим, нам не нужны внешние признаки, подтверждающие нашу принадлежность. А когда мы знаем, что принадлежим человечеству по своей природе без каких-либо условий, мы вносим свой вклад в наше человеческое сообщество намного лучше. Жалость к себе - это роскошь, который мы не можем себе позволить. Перестав жалеть себя, мы перестанем чувствовать себя несостоятельными, беспомощными, будем знать, что являемся частью чего-то большего.

Когда мы устанавливаем условия, при которых наше чувство принадлежности подтверждаются, мы, тем самым, накладываем ответственность на других людей, за выполнение этих условий. В этих случаях мы даем им понять: «Вы должны относиться ко мне так-то и так-то, а если нет, то вы сами будете ответственны за мои чувства непричастности, и тогда я имею право относиться к вам плохо».

Такие убеждения и такое поведение противоречат сотрудничеству, социальному интересу и ослабляет нас. Если мы ставим такого рода условия, то обделяем и себя, и других. Мы как бы говорим миру: «Только в этих условиях я буду мужественным и сильным», и, таким образом, наносим себе вред.

Мужество и отвага нам нужны всегда, во все времена, чтобы хорошо и эффективно функционировать. С мужеством приходит способность понимать потребности ситуации и способность фокусироваться на внешних потребностях, а не на нашей собственной уязвимости.

Сталкиваясь с трудностями, мы используем лучшие из наших талантов и мужество которое у нас есть. Смелость и отвага позволяют нам преодолевать испытания, и их у нас больше всего именно тогда, когда мы чувствуем себя сопричастными. Это чувство принадлежности мы должны иметь внутри себя, и не потому, что внешние события, как пандемия, побуждают нас к этому.

Многие из нас имеют близкие отношениях с другими людьми. Наши друзья и близкие дают нам ощущение, что мы важны и значимы. Привязанность другого человека дает нам чувство собственной ценности. Но это чувство нужно и когда друзей рядом нет, и нам не следует ставить это чувство в зависимость от пандемии.

Когда мы все вынуждены быть на расстоянии друг от друга, нам нужно найти другие способы поддержки и причастности к сообществу. Это особенно важно для детей потому, что им нужны отношения со сверстниками, а изоляция противоречит их эволюционным потребностям.

Как в этих условиях мы можем помочь детям преодолеть вынужденную ситуацию без серьезных последствий? Это важный вопрос!

Мы можем помочь нашим детям общаться со своими друзьями виртуально. Помочь им обрести новые навыки общения со сверстниками. Кроме того, велосипедные прогулки с друзьями, при которых сохраняется физическая дистанция, могут быть безопасными для детей, и они не будут испытывать чувств одиночества и изолированности.

Также нужно объяснить ребенку, что скучать по друзьям - естественно. Дети должны научаться жить с разочарованиями, и родителям следует помочь им в этом. Чем больше родители помогают ребенку проявлять творческие решения в поиске путей избавления от чувства одиночества, и помогают понять, что чрезвычайные ситуации в жизни неизбежны, тем увереннее ребенок будет себя чувствовать и знать, что он может справиться с этими трудностями.

Цель состоит в том, чтобы помочь ребенку почувствовать, что он может справиться с трудностями. Но не жалеть ребенка! Дети, которые не встречают проблем, требующих решений, теряют возможность научиться справляться с ними. Каждый ребенок в определенном возрасте сталкивается с разочарованиями, и родители могут помочь в этом, особенно если они проявляют эмпатию, а не жалость. Родители могут использовать эту возможность, чтобы сблизиться со своими детьми. Они могут поделиться историями собственных разочарований, разумеется не проповедуя и не наставляя. Такие истории позволяют ребенку осознать равенство, которое есть между родителями и детьми, установить и укрепить существующие связи с его родителями.

Многие родители верят, что единственный способ воспитания детей - это проповедование и насаждение тех или иных правил, но при этом они забывают, что таким образом они утверждают иерархию отношений, отводя детям роль подчинения и послушания.

Напротив, рассказ родителей о своих собственных разочарованиях в детстве, помогают ребенку понять, что наряду с радостями жизнь приносит и трудности, и каждому из нас необходимо научиться справляться с ними. И мы все можем научиться быть более творческими, более сильными и мужественными, чтобы преодолевать их,

Сейчас, во время пандемии, мы можем заметить то, на что раньше, быть может, не обращали внимания, и сделать то, на что у нас никогда не было времени раньше. Эта ситуация позволяет нам обратиться к нашим творческим ресурсам и помочь тем, кто сегодня растерян, чувствуют себя одинокими. Восстановить свои навыки, которые мы когда-то имели, но забыли, и воспользоваться ими, чтобы поддержать и ободрить себя и других.

Теперь мы можем найти новые решения вместо того, чтобы жалеть себя и чувствовать себя несчастными. Наша Летняя школа уже сама по себе является творческим актом, за что многие из нас могут поблагодарить лидеров, которые преподают творческие процессы в нашей школе. Это творческий акт, помогающий нам преодолеть наши трудности, но не жалеть себя, а находить решения.

С пожеланиями отваги, мужества, крепкого здоровья всем, кто уже имеет опыт и знания в адлерианской психологии, а также всем, кто впервые открывает для себя эти знания. Я хочу, чтобы все мы чувствовали себя причастными к общим усилиям в преодолении пандемии и любых других жизненных проблем.

Используйте адлерианскую психологию, чтобы напоминать себе, что вы принадлежите человечеству, что вы часть общества, что у вас есть мужество, что вы можете справиться, и что вы можете способствовать благополучие других людей.

С этой надеждой я заканчиваю свое выступление!

Пожалуйста примите мои виртуальные объятия, которые я посылаю каждому из вас.

Продолжайте укреплять себя! Используйте свои силы во благо!

Мир нуждается в вас!

Спасибо! До свидания!


© ППП "Страдис".

Копирование материала только после согласования с ППП "Страдис"

Категория: Педагогика. Психология | Добавил: Alar (30.08.2020)
Просмотров: 179 | Теги: Пандемия, ева, Фергюсон, Альфред, Дрейкурс, СОЦИАЛЬНОЕ, принадлежности, Чувство, интерес, Равенство, Социальный, Адлер | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]