Главная » Статьи » Педагогика. Психология

ПОЗИЦИЯ РЕБЕНКА В СЕМЬЕ

ПОЗИЦИЯ РЕБЕНКА В СЕМЬЕ

Второй внешний фактор — семейная констелляция* Этот термин описывает характерные отношения между членами одной семьи. Здесь уместно провести сравнение с небесными звездами, создающими одно яркое созвездие, например, созвездие Большой Медведицы. Каждая семья имеет собственную, отличную от других, констелляцию. Определенные межличностные взаимоотношения формируют различные семейные характеры. Позиция личности в констелляции — роль, которую она играет, будет иметь влияние, до известной степени, на всю семью и на каждого члена этой семьи.

Семья начинается с Матери, Отца и Ребенка. Роль матери отличается от роли жены. Роль отца отличается от роли мужа. Реальное присутствие ре6енкя открывает новые стороны в отношениях между мужем и женой. Ребенок становится их собственностью, хотя со стороны ребенка его позиция выглядит несколько по-другому. Он фокусирует на себе все родительское внимание. Мать и отец единственного ребенка в семье часто забывают о должном внимании друг к другу, особенно это заметно с материнской стороны из-за ее материнского предназначения. Среди этих трех определенных моделей на уровне «давать» и «брать» образуется модель взаимодействия. Возможны даже модели, когда один из родителей оказывается на стороне ребенка против другого родителя. Такие альянсы обычно провоцируются самим ребенком, и им же навязывается его поведение:

Когда в семье рождается второй ребенок, позиции каждого из первоначальной троицы меняются. «Царский Ребенок» внезапно свергнут с престола. Он начинает борьбу с узурпатором из-за изменения своей позиции по отношению к матери и отцу, фокусирующим все свое внимание на новорожденном. Новые модели работают во всех межличностных отношениях как результат изменения в констелляции. Сейчас новорожденный занимает первую позицию, а первенец понимает необходимость установления своей новой позиции — старшего ребенка. Тем временем новорожденный осознает свою позицию «младенца» семьи, но это совсем другая позиция младенца из-за присутствия старшего брата или сестры.

Когда появляется третий ребенок, опять происходят изменения позиций каждого в семейной констелляции. Родители становятся родителями уже трех детей. Старший прежде потерял престол, теперь и второй ребенок свергнут в свою очередь. Он находит себя в середине — между первенцем и новорожденным. С каждым последующим рождением семейная констелляция приобретает новую конфигурацию с новыми взаимодействиями и состояниями. Вот почему мы часто замечаем, что дети из одной семьи могут быть совсем разными, несмотря на одни методы воспитания. Мы, вероятнее всего, найдем больше сходства между старшими детьми двух различных семей, чем между первым и вторым ребенком из одной семьи.

Так как констелляция изменяется, каждый ребенок должен найти свое место в семье и собственное направление развития. И обычно, как газон у соседа, позиция собрата выглядит лучше. Второй ребенок в семье представляет угрозу для первого. Пытаясь приспособиться к этой ситуации, первенец может или сдать свои позиции, или пытаться сохранить по крайней мере, большинство из них. Для второго ребенка это так же важно, как и для первого. Второго ребенка обычно не радуют успехи первого, и он постарается быть лучшим или совсем уступит. Последовательность рождения в семье всецело зависит от того, как каждый ребенок интерпретирует свое место и какое заключение он выносит из этого.

Каждая семья будет иметь единственную в своем роде констелляцию, согласно этим интерпретациям. Они же будут влиять на сознание ребенка всю его жизнь. Поскольку большинство семей приветствуют дух конкуренции, соревнование между первым и вторым ребенком обычно очень интенсивно, тем самым поощряется выбор противоположных направлений развития для каждого ребенка. Это особо заметно, когда родители одного ребенка ставят в пример другому, ошибочно полагая тем самым поощрить каждого на большие достижения. К сожалению, родители достигают обратного: один из детей уступает место более успешному собрату, а сам, менее успешный, придерживается противоположной линии поведения. Как бы там ни было, один ребенок достигает цели, другой считает пространство завоеванным и ищет абсолютно другие подходы.

Позвольте нам проиллюстрировать кульминационные моменты развития семейной констелляции.

Мистер и миссис А. активны, динамичны, эрудированны, оба имеют высшее образование и высокие жизненные стандарты. Когда у них родилась дочь Сара, они были просто счастливы и, естественно, ожидали от нее «великих свершений». Каждый этап ее развития принимался с восхищением и поощрением. Сара начала ходить в девять с половиной месяцев, проблема с туалетом была решена к двенадцати месяцам, и миссис А. была несказанно горда за свою дочь. Оба родителя трепетали и восторгались своим великолепным ребенком. Сара ощущала одобрение родителей и старалась постоянно радовать их. Когда ей исполнилось четырнадцать месяцев, родился ее братик Пол. С самого рождения он был болезненным ребенком в отличие от Сары. Он плохо набирал вес, и зубы у него пошли значительно позже, чем у Сары. Мистер А. хотел видеть сына крепким, здоровым и «мужественным». Он очень беспокоился и дрожал над Полом. Тем временем Сара изучала ситуацию. Пока Пол подрастал, она замечала, что может делать все лучше его. И все же младший брат представлял угрозу. Как ей удержать свою позицию «номер один» в семье? Естественно, Сара не думала именно так, она резюмировала ситуацию и реагировала на уровне бессознательного восприятия. Она чувствовала, что отец разочарован таким болезненным сыном, и извлекла выгоду из этого, усиливая свои достижения. Но всякие успехи Пола тревожили Сару. Она опять должна показать новое умение, тем самым сохраняя и укрепляя свою первую позицию. Со временем Сара все более и более удовлетворяла родительские ожидания и была впереди Пола. У нее развилось ошибочное убеждение, что она всегда должна быть первой и лучшей. Сара так же открыла пути, как она может мешать и препятствовать Полу. Она занижала все, что он делал. Тем временем осознание Полом его внутреннего и внешнего миров возросло. Он начал понимать, что родительские стандарты слишком высоки для него и он не дотягивает до них. Он также видел, что его сестра умнее и ловчее его. Он испробовал много вещей, которые показали его неуспешность. Пол пал духом и сдался. Он постепенно развил ошибочное убеждение, что шансов у него мало. Когда мать или отец говорили ему: «Сара в твоем возрасте уже могла делать это! Почему ты не можешь?», волна отчаяния подступала к горлу, и он ощущал что-то вроде ненависти к Саре. Вместо желания оспаривать позицию сестры, добиваться большего, он принимал эти комментарии как лишнее доказательство своего убеждения: у него нет шансов.

С точки зрения развития межличностных отношений в данной семье мы видим, что Пол не представлял большую угрозу для Сары. Она решила эту проблему, удвоив свои усилия к достижениям. Внешняя реакция на рождение у Пола была иная, чем у Сары; и хотя Пол имел тех же родителей с теми же жизненными стандартами, он также имел и старшую сестру, которая уже жила с ними. Поставленный в невыгодное положение своим слабым здоровьем, Пол оценил ситуацию как непреодолимую и пал духом. Затем он пришел к заключению, что шансов достичь многого не имеет. Как мог он найти свое место? Да, его родители проявили массу заботы к недостатку его способностей, они были очень заняты им: торопили, принуждали, увещевали. Его ответ родительскому нетерпению — неудавшиеся попытки и слезы. Мать и отец жалели его, тем самым Пол получал массу внимания.

Когда Саре было три года и три месяца, родилась Кэти. Сара осознала тот факт, что в семье появилась другая девочка, и с ней предстоит состязание. Сара уже много знала о жизни, и она, совершенно сознательно, увидела, как беспомощен этот младенец. Сара активно помогала маме с беспомощным созданием. Но как только Кэти подросла и стала развивать свои умения, Сара забеспокоилась. Сейчас семейная констелляция изменилась. Сара имела брата и сестру, любое достижение со стороны кого-либо из двоих ставило под угрозу ее позицию. Когда младшие получали одобрения со стороны родителей, Сара негодовала. Родители упрекали ее за эту необоснованную ревность. Сара стала искусно лицемерить. Для Пола Кэти была еще одной умной девочкой, которая добавила еще больше беспомощности к его позиции. Его главная отличительная особенность как представителя другого пола мало помогала. Пол был сейчас средним ребенком, но, к сожалению, он не был ни умной девочкой, ни мужественным мальчиком. Он легко обижался, расстраивался и плакал. Все упрекали его, что он такой слабак. Он падал духом все больше и делал совсем вялые попытки чего-либо достичь в этой жизни. Он больше играл с Кэти, чем с Сарой, но раболепствовал перед старшей сестрой и позволял ей быть «боссом».

Кэти была милой и очаровательной девочкой и стала центром внимания с младенчества. Вся семья обслуживала ее. С ростом осознания внешней среды обитания Кэти поняла родительские стандарты достижений и оценила главенствующую позицию Сары и малорезультативную позицию Пола. Но самое главное, она увидела, что ее сестра становится сердитой и капризной, если родители обращают внимание на других детей, а брат обижается и плачет по всякому поводу; к тому же Сара и Пол много бранятся.

Когда Кэти исполнилось два года, она осознала, что может быть счастливым, довольным, «хорошим ребенком» семьи. Итак, она нашла свое место.

Когда Саре уже было шесть с половиной лет, и она с важностью собиралась идти в школу и стать главной помощницей мамы, родилась Джейн. Для Сары это уже не было серьезной угрозой, так как она имела довольно сильную позицию в семье. И самым заветным желанием Сары было иметь в семье лишь этого одного ребенка. Мама часто просила Сару помочь ей с новорожденной, и Сара с радостью делала все необходимое. Но когда пришло время научить младшую сестру завязывать шнурки, Сара сделала это с неохотой, насмехаясь и показывая Джейн, как она глупа. Пол игнорировал Джейн. Еще одна девчонка! Одно и то же. Пол казался полусонным, и мама упрекала его за это. Кэти играла сама, показывая большую изобретательность. Она была спокойной девочкой и редко спорила с кем-либо. Она особенно не выделялась и никого не беспокоила. Джейн оставалась младенцем, требуя массу внимания от каждого члена семьи.

Итак, когда Джейн исполнилось три, данная семейная констелляция включала: энергичных родителей с высокими жизненными стандартами достижений; Сару, девяти с половиной лет, умную, активную девочку, прекрасную ученицу, имеющую убеждение в своей значимости при условии, если она будет занимать первые позиции в жизни и превосходить всех; Пола, восьми с половиной лет, слабого, медлительного, неуверенного мальчика, убежденного в своей роли «плачущего ребенка» и вызывающего чувство жалости у других; Кэти, шести лет, в середине (не старшая и не младшая дочь), счастливую, довольную, «хорошую» девочку, приятную и угодную всем, беззаботную по поводу достижений; и Джейн, трех лет, милого, но глупого «ребенка». Каждый из них имел свое место, роль и ощущение, как он может пройти свой жизненный путь.

Не нужно и говорить, что другие семьи с четырьмя детьми будут развиваться по своим моделям. Наша иллюстрация показывает лишь одну такую семью. Первый ребенок может сдать свои позиции, а второй преуспеть. Например, первый ребенок может быть девочкой, вполне обыкновенной, а второй ребенок будет очень милым и успешным и затмит свою старшую сестру. Как развивается семейная констелляция, зависит от интерпретации каждым ребенком жизненной ситуации и его шансов выхода из нее. Рассмотренная выше семья могла иметь совсем другую констелляцию. Если бы Сара нашла, что родительские стандарты достижений слишком высоки, а появившийся брат представляет слишком большую угрозу для нее, она могла бы ограничить свое поле достижений или отступить. Затем Пол мог бы осознать, что путь к достижениям свободен, и он был бы первым учеником в школе в качестве компенсации недостатка здоровья. Кэти могла бы решить стать полным озорства «сорванцом», «маленьким бесенком» в семье. Это могло бы привести Джейн к «хорошей» роли в семье.

Каждый член семьи в семейной констелляции ведет себя в соответствии с занимаемой позицией. В то же время его позиция имеет неуловимое влияние на поведение всех. Поступки детей представляют взаимные проблемы по их решениям для каждого члена семьи. Эти решения зависят от интерпретации каждым ребенком своих собственных позиций и значения для него позиций других детей. Если интерпретация ошибочна, а так часто бывает, легко можно увидеть дефектное направление развития ребенка. Если родители замечают эти ошибочные установки (к сожалению, большинство родителей мало что понимают в поведении своего ребенка), то они могут направить его в более верное русло. Методика, по которой они смогут сделать это, дается в этой книге.

Георгий, десяти лет, и Дэвид, восьми, получили задание от своей матери подстричь газон перед домом. Только после этого им разрешено идти на речку купаться. Дэвид старательно подстригал газон и закончил свою часть работы намного быстрее своего брата. «Мама, я очень старался и выполнил всю свою работу. Георгий же играет на улице и даже не сделал и половины». — «Да, дорогой, ты всегда на высоте», — ответила ему мама. «Пожалуйста, найди Георгия и скажи ему, что я хочу его видеть». Дэвид побежал искать брата. «Георгий, мама зовет тебя домой, и ты ответишь ей, почему не выполнил свою работу. Я уже давно все сделал...». Георгий, не дослушав брата, ударил его. Разгорелась драка. Когда мальчики вернулись домой, Дэвид бросился к матери весь в слезах и стал жаловаться на брата, который задал ему трепку ни за что. Мама устало выговаривала старшему сыну: «Ах, Георгий, почему всегда с тобой проблемы. Почему ты не сделал свою работу? Зачем ты обидел своего младшего брата? Вы должны любить друг друга, а не устраивать драки».

Такие неприятные отношения в семье начались сразу же после рождения Дэвида. Двухлетний Георгий резко изменил поведение и перестал слушаться. Он стал вызывающим, вредным и приносил одни беспокойства. Мама должна была постоянно контролировать его. Дэвид же был исключительно счастливым ребенком. Он быстро отзывался на малейшие проявления любви и привязанности. Снова и снова мама убеждалась, как же он хорош. Она смутно догадывалась, что Георгий завидует брату, но она не могла понять почему, так как одинаково много внимания уделяла обоим. Однако Георгий видел, как его младший брат Дэвид узурпировал его место в семье. Для мамы младший сын занял исключительную позицию, а Георгий, вместо того чтобы развивать свои способности и поразить маму, стал вести себя плохо, стараясь хоть этим привлечь ее внимание. В свою очередь Дэвид бессознательно старается заставить Георгия вести себя плохо, провоцируя его на ссоры и драки, тем самым показывая старшего брата в плохом свете и укрепляя свою позицию «хорошего» ребенка. Георгий охотно готов сражаться с Дэвидом, чтобы свергнуть его с престола. Оба брата своим поведением держат родителей в постоянном напряжении. Каждый действует согласно своей позиции, стараясь удержать равновесие. Естественно, все это происходит бессознательно, и дети не понимают своих ошибочных толкований позиций и ролей, укрепляющих вражду между ними.

В семье из трех детей второй ребенок, совсем недавно имевший отличительное положение, будучи младенцем, свергнут с престола, и сейчас оказывается в середине. Его позиция чрезвычайно сложна. Первый и третий часто вступают в альянс против их общего врага, и второй оказывается между двумя жерновами. Средний ребенок внезапно осознает, что он не имеет ни преимуществ, как старший в семье, ни привилегий, как младший. У него есть все основания чувствовать себя обиженным и оскорбленным. Он приходит к убеждению, что жизнь несправедлива к нему. Это дает ему повод быть вызывающим, чтобы тем самым подкрепить свой ошибочный вывод. Если ему не помочь в изменении этой ошибочной установки, то, вероятнее всего, он пронесет через всю свою жизнь убеждение в несправедливости людей и в том, что он не имеет шанса в жизни. Конечно же, средний ребенок может быть и самым счастливым среди двух других, так как позиция среднего принимает ему особый интерес к справедливости. В семье, где мать с высокими жизненными стандартами, ее дочь, если она средний ребенок между двумя мальчиками, может подражать матери и быть столь же совершенной. Она может развить и использовать свою женственность, отличительную особенность от братьев, и в семье, и в жизни. Но если в семье культивируется идеал мужественности, то средняя девочка могла бы конкурировать со своими братьями и стать «сорванцом», даже затмевая кого-либо из них. Равно, когда в семье с одними девочками родители разочарованы, потому что они не имеют сына, одна из дочерей может постараться найти благосклонность родителей через мальчишеское поведение. Средний мальчик среди девочек может показать нам обратную картину. Если он сможет затмить сестер, будучи «реальным» мальчиком, он имеет определенные преимущества даже в середине. Хотя если мать в семье доминирующая фигура и средний мальчик чувствует ее презрение к бездеятельному отцу, он может оказаться в чрезвычайно сложной ситуации. Он может уступить свои позиции и прийти к заключению о том, что мужчины вообще не имеют большого значения. С другой стороны, он может образовать альянс со своей матерью против отца и стать мужественным или заключить союз с отцом против всесильной матери и победить ее. Его развитие будет зависеть от тех интерпретаций и бессознательных решений, которые он сделает в данной ситуации.

В семье из четырех детей второй и четвертый часто формируют альянс. Мы можем распознать это, если оба ребенка имеют одинаковые интересы, поведение и персональные характеристики. Соревнование между детьми происходит из-за основных различий в их интересах и качествах. Нет общих правил, по которым будут заключаться те или иные союзы среди детей или возникать соревнования. Хотя это очень важно для общей картины семьи. Какая-либо общая черта, присущая всем детям одной семьи, выражает общую семейную атмосферу; индивидуальные же различия есть результат их позиций (ролей) в семейной констелляции.

Единственный мальчик среди девочек, не воспринимающих его позицию, может найти свой пол или преимуществом, или недостатком, в зависимости от семейных ценностей по отношению к мужской роли и его собственной оценки своей способности осознать эти ценности. То же самое можно сказать о единственной девочке среди мальчиков. Слабый, болезненный ребенок среди крепких и здоровых детей может признать роль инвалида выгодной, если семья жалеет его. Но если крепкое здоровье является одним из стандартов семьи, а слабость презирается, то ребенок обнаруживает перед собой серьезное препятствие. У него есть выбор: отступить и жить оскорбленным, жалея себя; или преодолеть болезнь и сравняться с другими детьми, возможно, даже превзойти их в активности. В любом случае тот или иной выбор будет представлять трудности. Если, например, благоприятный семейный климат и его старания помогут ему занять место среди здоровых детей, то при малейшей уступке он будет презираем. Он может искать свой статус через особый вид стараний и стать спортсменом.

Если ребенок рожден после смерти первого ребенка, он имеет двойственную позицию. По счету он второй ребенок, имеющий перед собой первенца-призрака, но на позиции первого ребенка. К тому же он окружен родителями, которые после горькой утраты будут более чем осторожными и заботливыми. Он может поддерживать эту душную атмосферу или пытаться бунтовать и стремиться к независимости.

Младенец в семье имеет исключительную позицию. Он вскоре поймет, что благодаря своей беспомощности имеет много слуг. Если родители не увидят этого, то он сможет легко утвердиться в таком привилегированном положении и заставит всех членов семьи прислуживать ему. Несложная роль «беспомощной маленькой деточки», которая умеет только получать и ничего не делать, достаточно опасна.

Единственный в семье ребенок сталкивается с чрезвычайно тяжелой ситуацией. Он один во взрослом мире — карлик, окруженный великанами. Он не имеет ни брата, ни сестры, с которыми бы смог установить отношения своего возрастного уровня. Его целью может стать доставить удовольствие взрослым и манипулировать ими. Он может проявлять преждевременное развитие, высказывая недетские точки зрения, и всегда на цыпочках, стараясь сравняться со взрослыми; или застрять на стадии вечного ребенка, всегда подчиненного другим. Его отношения с детьми часто напряженные и неуверенные. Он плохо понимает их, а они обзывают его «маменькиным сыночком». Ему трудно развить чувство принадлежности к детям, если он не имеет большого опыта общения с ними.

Нет «идеального» размера семьи. Не имеет значения, как много детей в семье, специфические проблемы есть всегда. Они различны из-за различной констелляции и интерпретации каждым членом семьи своего места. Размер семьи не имеет особого значения, есть постоянный поток влияний и давлений друг на друга. Один единственный фактор не сможет повлиять на развитие ребенка. В семье влияет все. Каждый активен в отстаивании своей собственной позиции, как показано в случае с Георгием и Дэвидом. Георгий видел ситуацию так: его младший брат Дэвид узурпировал все пространство материнской любви и внимания. Стать «хорошим» было бесполезно, так как эту роль уже играл Дэвид, значит, его плохое поведение поможет ему выделиться и привлечь хоть таким образом материнское внимание! Георгий предпочел быть лучше наказанным, чем проигнорированным. Так он ошибочно видел свою позицию в семье. Это может показаться парадоксальным, но Георгий действительно желает быть «плохим», так как это служит цели утверждения его места в семье: «Я плохой, и они ничего не могут поделать со мной. В этом моя сила». Естественно, Георгий не думает именно так, но это то, во что он верит. Георгий выбрал плохое поведение для того, чтобы привлечь внимание матери. Он очень несчастлив. Столкнувшись с препятствием, которое он посчитал для себя непреодолимым, Георгий пал духом и нашел решение в деструктивном поведении. К сожалению, Георгий не увидел другого пути для удержания своей первой позиции после рождения Дэвида. Он не осознал того, что имел явные преимущества в роли старшего брата перед беспомощным младенцем. Мама постоянно реагировала на плохое поведение Георгия, тем самым поощряя это. Когда отец бранил его, то обычно повторял: «Почему ты не можешь быть таким, как твой брат?» Георгий имел еще одно доказательство, что он привлекает особое внимание родителей, будучи «плохим», в противовес своему «хорошему» брату. Дэвид взрослел и становился еще «лучше», тем самым оказывая еще большее давление на Георгия, что побуждало его к большему непослушанию. Дэвид держал свою первую позицию, будучи «хорошим», провоцируя Георгия быть «плохим». Родители мальчиков подливали масло в огонь, постоянно ругая «плохого» сына и превознося «хорошего», это не могло не настраивать детей друг против друга. Как мы видим, сложившиеся отношения были сложными и запутанными.

Таким образом, из вышесказанного мы делаем вывод, что существует бесконечное разнообразие ответов, почему ребенок выбирает тот или иной аспект из своей внешней среды обитания. Родителям очень сложно понять, что происходит с их ребенком. Теперь же, имея информацию о существовании семейной констелляции, родителям будет намного проще разобраться в таинственном поведении детей. Сочувствующее наблюдение за ребенком приносит нам удивительное понимание его состояния.

* Взаимное расположение, конфигурация.

 

Категория: Педагогика. Психология | Добавил: Alar (29.07.2015)
Просмотров: 1647 | Теги: детства, Рудольф, Дрейкурс, в семье, Позиция, ребенка, манифест, Счастливого, констелляция | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]