Главная » Статьи » Педагогика. Психология

В.И. Олешкевич. ПОЗДНИЙ АДЛЕР, ИЛИ ПУТИ РАЗВИТИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

ПОЗДНИЙ А. АДЛЕР,

ИЛИ ПУТИ РАЗВИТИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

        После Первой мировой войны ситуация в Европе во многих отношениях становится иной в сравнении с довоенным периодом. Это находит свое отражение и общей европейской интеллектуальной культуре. Изменения происходят также и области психологии, в том числе в психоанализе. Так, З. Фрейд вводит в свою концепцию агрессивный инстинкт, который, несомненно, является специфической реакцией на результаты Первой мировой войны. Свои выводы из этой войны делает и А. Адлер, что хорошо видно из сравнения его работ довоенного и послевоенного периодов (Мир, 2004; Олешкевич, 2009а; Турецкий, 2007; Элленбергер, 2004 и др.).

Человек и общество. Чувство общности, чувство неполноценности и стремление к превосходству

       После Первой мировой войны Адлер выводит на первый план своей концепции «чувство общности», которое ранее только неявно присутствовало у него, использовалось им без особой теоретической проработки и особенно не выпячивалось. В 1927 г. выходит его книга «Понимание природы человека», где индивидуальная психология излагается несколько по-новому (Adler,1927). Прежде всего теперь Адлер иначе объясняет чувство общности. Так, он говорит о нем как о всеобщем чувстве зависимости человека от космической жизни. Именно эта зависимость, согласно Адлеру, позволяет человеку испытывать эмпатию к человечеству, а также ко всему живому на Земле. Но это чувство, эта способность к эмпатии могут быть по-разному развиты у различных людей. Иногда чувство общности может ограничиться своей семьей, а иногда расширяться на всю нацию или даже на все человечество и все живое на Земле.

       Теперь особое внимание Адлера привлекает изучение характера взаимоотношений индивида и сообщества. Идеальными условиями развития индивида он считает условия, когда у человека существует устойчивое равновесие между чувством общности и стремлением к самоутверждению. Но в реальности это равновесие может быть нарушено очень рано, и это связано с появлением у ребенка чувства неполноценности в раннем детстве, или, как теперь его Адлер часто называет, чувства униженности. Причинами формирования чувства неполноценности, как и ранее, называются, с одной стороны, природные (объективные) факторы, которые связаны с природной недостаточностью ребенка (например, его ростом по отношению к взрослому и другим детям, болезнями и природными дефектами и т.п.). Но, с другой стороны, чувство неполноценности представляет результат собственной оценки себя или некоторой части себя как малозначимых. В ходе обсуждения понятия «чувство неполноценности» А. Нойер разложил синкретическое до этого понятие «чувство неполноценности» на понятия «положение неполноценности» и собственно «чувство неполноценности». В таком случае формирование чувства неполноценности оказывается обусловленным соответствующим положением ребенка внутри его непосредственного социального окружения. Хотя может случиться и так, что положение неполноценности и не приведет к формированию чувства неполноценности, если эти объективные трудности своего положения ребенком с упорством преодолены. Это будет зависеть от напористости ребенка и других его личных качеств (Neuer,1926). Впоследствии Адлер и сам вынужден был определить разницу между естественным чувством недостаточности чего-то и субъективным чувством или комплексом неполноценности.

     Теперь Адлер считает, что, несмотря на существование определенной предрасположенности органов к заболеванию или ослаблению, для формирования чувства неполноценности важна все же не сама эта предрасположенность органа к неполноценному функционированию, а именно реакция на этот факт индивида. Другим источником формирования у ребенка чувства неполноценности Адлер называет ошибки воспитания. Это может быть предъявление ребенку завышенных требований, превращение ребенка родителями в игрушку своих настроений, упреки ребенку в том, что он является обузой для семьи, насмешки над ним, а также ложь родителей по отношению к ребенку. Адлер говорит также о социальных причинах формирования у детей чувства неполноценности, они связаны, например, с социальным и экономическим положением детей бедных классов населения.

        Но, независимо от того, какая причина формирования чувства неполноценности, оно будет развиваться в сторону развития компенсации этого чувства. Ребенок будет ставить перед собой цель достижения превосходства, но разные дети пытаются добиться этой цели разными путями. Так, Адлер говорит о двух направлениях достижения превосходства, которые можно обнаружить уже в раннем детстве. В первом случае ребенок будет стремиться добиваться превосходства перед другими непосредственно, прямым путем. Он направит все свои силы, сосредоточит все свои психические усилия на достижении этой цели. Вся его энергия будет сконцентрирована в этом направлении, а его усилия в этом направлении будут развивать характер ребенка. Он может стать дерзким, ревнивым, злым. Здесь Адлер ссылается на Ницше и говорит о проявлении в данном случае «воли к власти», которая, с точки зрения Адлера, является одним из проявлений комплекса превосходства. И, как показывает Ницше, эти агрессивные побуждения могут принимать самые различные маски (Ницше,1990а; 1990б).

       В другом случае ребенок будет стремиться достичь превосходства на косвенном пути. Он укроется за баррикадами слабости, робости и беспокойства, а также упрячется в ограниченном круге семьи. Такое положение позволяет ребенку тиранить несколько человек и осуществлять над ними настоящее господство. В этом случае также можно наблюдать большое разнообразие вариантов поведения (ребенок – любимец семьи, ребенок невротик, ребенок психопат, больной ребенок и т.п.). Адлер считает, что, как правило, ребенок вначале выбирает первый, прямой путь. А прибегает ко второму пути он в том случае, когда терпит неудачу на первом пути, что часто происходит уже в раннем детстве. Но во всех случаях резкое расхождение между заданной индивидом себе высокой целью и его реальной способностью ее достичь приводит его в конечном счете к поражению.

         В течение долгого времени ребенок или невротик будут пытаться предотвратить свое поражение. Они будут прибегать к так называемому дистанцированию: при приближении к цели (а также непосредственному испытанию себя по отношению к своей цели) они будут внезапно отступать. Подойдя вплотную к цели, они начинают останавливаться, или занимать колеблющуюся позицию, или будут создавать себе хитроумные препятствия, мешающие тому, чтобы добиться реального успеха. Если же такая работа по организации дистанцирования окажется недостаточной, то индивиду придется столкнуться с ситуацией, когда его цель, представление о себе, его фантазия встречаются с реальностью. И тогда, во избежание окончательной катастрофы, невротик прибегает к тому, что Адлер называет «организуемая ситуация», т.е. отступление в собственно болезнь (или другие виды социальных девиаций). Это может быть просто беспокойство, депрессия или амнезия, но это может быть и фобией, собственно неврозом, а может принимать и форму физического заболевания или даже психоза.

       Задача организуемой ситуации состоит именно в том, чтобы скрыть от окружающих и от себя самого это неизбежное поражение индивида в процессе его стремления к недостижимой цели. Становясь на эту точку зрения, следует заключить, что многочисленные формы неврозов, депрессий, вредных привычек, перверсий, преступлений и даже психозов являются следствием этой организуемой ситуации перед лицом эмоциональной катастрофы. А, следовательно, это лишь конечные (финальные) проявления нарушений во взаимоотношениях между индивидом и обществом.

 

Анализ и коррекция человеческих взаимоотношений с помощью психологии

        Помимо проблем, которые возникают во взаимоотношениях между индивидом и обществом, Адлер большое внимание уделяет также изучению взаимоотношений людей друг с другом. Он отмечает, что, помимо нормальных отношений между людьми, т.е. отношений, обусловленных их чувством общности (а именно такие отношения Адлер считает не только нормальными, но также социально и психологически продуктивными), существует и множество ненормальных отношений. Эти отношения, напротив, основаны на отсутствии у людей чувства общности и их стремлении к индивидуальной власти, к исключительно субъективному превосходству над другими людьми. Такие отношения социально бесполезны, психологически вредны и даже часто опасны.

       Образование дефектов в построении межличностных отношений начинается уже в детстве. И этому, согласно Адлеру, способствуют неправильные отношения между ребенком и его воспитателями. И он достаточно подробно изучает и описывает различные формы неправильных отношений между ребенком и его родителями и различные патогенные положения ребенка в семье. Так, он говорит о непослушании ребенка, обусловленном отсутствием у него чувства общности. Но он также говорит и о негативном значении для развития ребенка слепого послушания, которое впоследствии может стать очень опасным. В особенности, если такой ребенок попадает в криминальную среду. Эти две крайности во взаимоотношениях не только ребенка и его воспитателей, но также и во взаимоотношениях между людьми вообще являются, согласно Адлеру, крайне негативными и опасными как для развития отдельного человека, так и для общества в целом. Поэтому одной из самых важных проблем в современном ему обществе Адлер считает наличие массы сложностей людей в построении нормальных и оптимальных межличностных отношений. А основной причиной этих сложностей он считает отсутствие у людей взаимопонимания, причем как понимания других, так и понимания самих себя.

       В этом отношении Адлер также стремится показать, что даже личный и социальный опыт людей, в том числе и достаточно негативный, не особенно способствует развитию их взаимопонимания. И это наблюдение Адлера подтвердил вскоре приход к власти нацистов в Германии, а затем и Вторая мировая война. В действительности человек оценивает других людей (так же, как и себя самого) исходя из уже сложившихся прототипов, определенного выборочного восприятия, то есть исходя из своей, уже искаженной, личной перспективы. Что же касается себя самих, то люди совсем не желают получать о себе правильные представления. Какой же выход из такого положения? Адлер считает, что спасти человечество может психология. Так и называется одна из его статей, написанная в 1925 г., – «Спасение человечества с помощью психологии» (Адлер, 1997а).

       Но, конечно, такой психологией не может стать психоанализ, хотя бы потому, что он никакого внимания не уделяет воспитанию и остается замкнутой психологией для избранных. Вот что пишет по этому поводу Адлер: «Трудно сказать, откуда к нам должно прийти это новое воспитание; но во всяком случае не от той новой психологии, которая выдвигает требование внести порядок в хаос слепых сил, действующих в человеческом бессознательном. Вопреки этому индивидуальная психология настаивает на том, что ключ к пониманию как индивидуальных, так и массовых проблем следует искать в чувстве неполноценности или в так называемом комплексе неполноценности его следствиях» (Адлер,1997а, с. 197). В целом Адлер считает, что при наличии у людей более общих сведений о человеке, социальные взаимодействия упростились бы потому, что тогда люди не могли бы с такой легкостью обманывать друг друга. Отсюда следует необходимость разработки таких психологических методов, которые позволили бы решить эту задачу (например методов психологического просвещения населения, методов психологической диагностики и т.п.). В некотором роде по этому пути и пошла европейская психология после Второй мировой войны.

Подходы Адлера к массовым социальным процессам

       После Первой мировой войны Адлер начинает проявлять активный интерес к массовым социальным процессам. Так, в 1918–1919 гг. он пытается объяснить феномен войны. Первую мировую войну он объясняет, с одной стороны, преступной безответственностью правительств и монополий, а, с другой стороны, беспомощностью людей, пришедших к пониманию, что они были обмануты (Элленбергер, 2004). В целом же Адлер считает, что войну можно рассматривать как одну из форм массового психоза, который провоцируется небольшой группой людей, стремящихся к власти из своих эгоистических интересов (Adler, 1943).

       Обращаясь к изучению послевоенного состояния Европы в эссе «Обратная сторона: Исследование по массовой психологии вины у народов» Адлер показывает, как «империалистические устремления крупных финансовых сил ведут к усилению давления на народы других стран» и как в жизни конкретных людей это давление «проявляется в трудностях, связанных с добыванием хлеба насущного, в низкой оплате труда, в неудовлетворительном состоянии образования и культуры, в ранних браках, в нежелании молодых пар заводить детей, в безрадостности существования, в постоянной раздражительности и тревожности и т.п.» (Адлер, 1997а, с. 198). В совокупности эти социальные факторы, согласно Адлеру, определяют психологию людей, в частности именно они усиливают у них «чувство неполноценности и формируют повышенную чувствительность», эти же факторы «пришпоривают человека в его поисках “решений”» (там же). В таких случаях всякое вмешательство извне кажется людям угрозой для их безопасности и побуждает их к активной или пассивной самозащите. Как мы видим, Адлер достаточно правдоподобно описывает и объясняет послевоенную ситуацию в Австрии. Кроме этого, он придает большое значение роли хозяйственных кризисов в формировании чувства неполноценности у различных социальных групп.

       Адлер изучает также и отношения между различными социальными группами, хотя и не разрабатывает специальную методологию для исследования таких процессов. В целом причиной конфликтов между социальными группами Адлер называет социальное неравенство, а также вызванные им чувства зависти и ревности. Причем обычное чувство зависти, которое иногда может быть даже социально продуктивным, он противопоставлял патологическому чувству зависти и ревности. Адлер, в сущности, переносит свою концепцию чувства неполноценности и основанного на нем стремления к превосходству на понимание массовых социальных процессов и, нужно сказать, небезуспешно, он действительно хорошо чувствует социальные движения и их причины. Для описания межгрупповых конфликтов Адлер теперь активно пользуется теоретической оппозицией «положение неполноценности – чувство неполноценности», он также изучает различные способы выхода из положения неполноценности в различных социальных группах и массовых социальных движениях. Так, изучая явления классовой борьбы, он говорит, что классовая борьба «ведется массами, состоящими из людей, стремление которых к внешне и внутренне стабильному образу жизни постоянно наталкивается на непреодолимые препятствия» (Адлер, 1997а, с. 198). Другими словами, классовая борьба определяется объективным положением неполноценности этих людей, в частности положением экономической и социальной нестабильности. С другой стороны, само это социальное движение порождает в свою очередь новые мотивы для беспокойства, поскольку связано с сопротивлением, новыми лишениями и т. п.

       Адлер, похоже, стоит у истоков не только социальной, но и политической психологии. Как известно, академическая социальная психология начала создаваться в США в результате переезда туда К. Левина* после прихода в Германии к власти нацистов. Но вот как пишет о массовых движениях Адлер уже в 1925 г.: «Мотивы, движущие массами, всегда находятся под покровом. Их природа состоит в том, что люди, оказавшиеся захваченными массовым течением, воспринимают их как решение проблем, связанных со своими потребностями и слабостями. Этому процессу, безусловно, способствует то, что установки больших коллективов характеризуются однородностью и что давление комплекса неполноценности, свойственного коллективу, обязательно сказывается на каждом отдельном индивиде, хотя в каждом отдельном случае по-своему и в связи с различными проблемами» (Адлер, 1997а, с. 197–198). Против всего этого, написанного Адлером в 1925 г., вряд ли что-нибудь возразит и современный политический психолог, а, возможно, и мало что может к этому добавить.


*          Эту точку зрения автора следует прокомментировать. Как известно, первые работы по собственно социальной психологии появились уже в конце XIX – начале XX вв. В частности, М.М. Троицкий (1835–1899) в 1882 г. высказывает ряд идей социальной психологии в работе «Наука о духе», Г. Лебон (1841–1931) свои труды по социальной психологии пишет в конце XIX в., Дж. М. Болдуин (1861–1934) первые работы по социальной психологии опубликовал в конце 1890х гг., В. МакДаугалл (1871–1938) вводит термин «социальная психология» в 1908 г. в работе «Введение в социальную психологию»,Л.Н. Войтоловский (1876–1941) работы по социальной психологии пишет в самом начале XX в. и т.д. Несомненно также, что у истоков социальной психологии стоят А. Бастиан (1826–1905) с его «Политической психологией» (1860), Г. Тард (1843–1904), В.М. Бехтерев (1857–1927), Э. Дюркгейм (1858–1917), Дж. Г. Мид (1863–1931), М.А. Рейснер (1868–1928), Л.Л. Терстоун (1887–1955) и ряд других ученых (ред.).

       Продолжение >>

 

Категория: Педагогика. Психология | Добавил: Alar (07.04.2019)
Просмотров: 45 | Теги: чувство неполноценности, массовая психология, чувство общности., социальная терапия, Адлер, стремление к совершенству, индивидуальная психология | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]